Новости

Договор о передаче полномочий не избавит администратора домена от ответственности

Российские суды продолжают формировать практику привлечения администраторов доменных имен к ответственности за нарушение интеллектуальных прав в ситуации, когда права использования доменного имени переданы по договору третьему лицу.

Суд по интеллектуальным правам РФ подтвердил, что администратор доменного имени не может снять с себя ответственность за нарушение исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и/или переложить ее на другое лицо посредством заключения какого-либо договора, в частности, договора о передаче прав на доменное имя.

ИП Варламов обратился в Арбитражный суд с исковым заявлением к обществу «Группа компаний “Бюллетень недвижимости”» о взыскании компенсации за незаконное использование его фотографий на сайте ответчика. Ответчик пытался доказать, что он не должен быть привлечен к ответственности, так как по договору фактическим пользователем домена было иное лицо.

Суды трех инстанций не согласились с доводами ответчика.

Апелляционный суд, в частности, указал, что поскольку фактическое использование ресурсов сайта невозможно без участия в той или иной форме администратора домена, то лицом, ответственным за нарушение исключительных прав, выступает именно его администратор, а не лица, которым переданы права пользования.

Развивая позицию апелляционного суда, суд кассационной инстанции указал, что администратор доменного имени не может снять с себя ответственность за нарушение исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и/или переложить ее на другое лицо с помощью заключения какого-либо договора, в частности, договора о передаче прав на доменное имя. При этом закон не исключает для администратора домена возможности при наличии соответствующих оснований предъявить со свой стороны иск к лицу, фактически разместившему на ресурсе в сети Интернет информацию, нарушающую исключительные права правообладателей.

Отметим также, что по закону отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение к нарушителю мер, направленных на защиту таких прав.